November 4th, 2004

kiss

(no subject)

promo eska november 24, 2013 23:55 Leave a comment
Buy for 40 tokens
1. Рад видеть добрых людей. 1.1 Ботов и многословных м​***ков - не рад. 2. Рекламодатели и спонсоры приветствуются. 2.1 Б***и - нет. 2.1.1 Тем не менее, вы можете разместь спам и платные реплики в комментариях. Стоимость толерантного к ним отношения - 300 (триста) жетонов. В случае неуплаты…
kiss

Интервью с Лиготти

Neddal Ayad: Do you see your writing as necessarily subversive?
Thomas Ligotti: Fiction can’t be subversive. If the reader feels threatened, then he’ll stop reading. The reader will only continue reading if he is being entertained. Subversion in any art form is impossible. Even nonfiction can’t be subversive. It may be used to serve some person or group’s preconceived purposes, usually to gain power, but its ideas will be recast and deliberately skewed. Freud, Marx, and all religious doctrines are obvious examples of this.
Neddal Ayad: I ask because the view has been put forward that horror writing is necessarily conservative.
Thomas Ligotti: Best-selling horror fiction is indeed necessarily conservative because it must entertain a large number of readers. It’s like network television. I’m your local cable access station.

http://www.fantasticmetropolis.com/show.html?iw,ligotti,1
================
блаблабла в таком вот духе
SK

Арафат

Помню, в детстве - я в школе учился - умер Мао.
Все вокруг ходили и говорили:
МАО УМЕР. ЧТО СЕЙЧАС БУДЕТ-ТА?
Я не понимал, но на всякий случай тоже думал: "Что же будет?"
А ничего не было, просто ушел в небытие нехуевый кусок личности советских людей почему-то заполненный китайцем.
Потом умерли Брежнев, Андропов и Черненко в порядке очередности.
Если после смерти первого еще сомневались в стабильности мироздания, потом привыкли. А мне было даже радостно как-то. До сих пор этого чувства не стыжусь.
Еще потом долго никто не умирал, кроме женщин, детей и мужчин. За них бывало больно, но я их не знал. Вернее узнавал лишь по факту смерти.
Вот - умер Арафат, и я понимаю, что не стало чего-то такого привычного, давнишнего, даже уютного - части меня.
Странно - меня стало меньше, хотя со мною пока ничего не случилось...

UPD: Хотя - нет: еще в промежуток между брежневыми и Арафатом умерли Тарковский, Ерофеев и Дик. Но это совсем другая история.